14.04.2016      84      0
 

Смертная казнь: быть или не быть?


смертная казньОднозначный ответ на этот вопрос не могут дать эксперты, юристы или специалисты в области защиты прав и свобод человека. Поиск единственно верного ответа затрудняет сама схема отношений «виновный – потерпевший», потому как затрагивает струны души, чувства не только участников этих отношений, но и их родных и близких.

11 апреля – пять лет со дня взрыва в Минском метро. Эта трагическая дата заставляет вернуться не только к вопросу о применении в Беларуси смертной казни, но и напомнить каждому, как хрупка может быть жизнь человека, оказавшегося игрушкой в руках злоумышленника.

Рассуждать о трагических событиях не будем, болеть от этого меньше не станет. Напомним лишь, что тот, кто сделал это, сознавал, что от его действий пострадают мирные люди, предвидел наступление последствий, а главное обладал достаточным количеством времени для отказа от задуманного, а следовательно совершал свое деяние с особой жестокостью. Свидетельством тому являются неоспоримые факты: самая оживленная станция минского метрополитена, час пик, конец рабочего дня…

Многие белорусы тогда решили, что с 17.55 всё изменилось и наша страна перестанет быть той спокойной точкой огромной планеты, для которой чужды подобные события.
15 погибших, сотни раненных. С одной стороны весна и пробуждение жизни, с другой — смерть и отсутствие надежды.

Несмотря на пережитый ужас, непонимание и страх жить дальше, белорусы преодолели эти трагические события, а память о тех, кто стал жертвой безразличного отношения к живым навсегда останется в сердце каждого из нас.

Но мы не можем стоять в стороне от происходящего в обществе и мире, не можем отгородиться от прогресса или, обозлившись, забыть о компромиссе.

Смертная казнь, как вид уголовного наказания была закреплена в Конституции Республики Беларусь. Не надо забывать, что это не применяемая повсеместно, а исключительная мера наказания, предусмотренная за особо тяжкие преступления и только по приговору суда. Закрепление смертной казни в Конституции было продиктовано жизненной необходимостью – этого требовала непростая, с точки зрения криминогенной ситуации обстановка. Статистика преступлений того времени, а именно совершенных убийств, было этому подтверждением. Согласно статистическим данным, в 1994 году было совершено 952 особо тяжких преступления. Пиковых отметок этот показатель достиг в 1998 году – 1228 убийств. В 2004 году (989 убийств) Конституционный суд Беларуси принял заключение «О соответствии Конституции Республики Беларусь и международным договорам Республики Беларусь положений Уголовного кодекса Республики Беларусь, предусматривающих применение в качестве наказания смертной казни». После принятия данного Заключения ситуация постепенно стала меняться и к 2013-2015 году эти показатели составляют 410, 434 и 422 убийства, соответственно.

Теперь проанализируем статистику вынесенных смертных приговоров и приговоров к пожизненному заключению за пять последних лет. 2011 — 3 смертных, 4 – к пожизненному; 2012 — 0 и 4; 2013 – 2 и 2; 2014 – 2 и 0; 2015 – 2 и 0 соответственно.

Обратите внимание на показатели 2012 года — ни одного смертного приговора, но и это не стало интересным для той части общественности, что использует вопрос смертной казни в качестве площадки для привлечения внимания к своей, якобы, деятельности. Правильно, так называемые «правозащитные» белорусские организации, так часто выступающие организаторами и устроителями «круглых столов» по каждому вынесенному в Беларуси приговору суда, с привлечением «независимых» СМИ, зарубежных «демократов» не интересуются цифрами и динамикой, имеющей место быть лишь благодаря усилиям государства в этом проблемном направлении.

Как бы ни игнорировали «правозащитники», но Беларусь находится на пути к решению вопроса об отмене смертной казни. В скором времени мы станем свидетелями этого.

Уже сегодня прорабатывается несколько вариантов решения данного вопроса: от «пошаговых» до радикальных, причем все они находятся в плоскости существующего правового поля.
Радикальным будет являться изъятие этого вида наказания из Уголовного кодекса.

Пошаговым может стать сохранение этого вида наказания с последующим принятием закона на приостановление исполнения вынесенных смертных приговоров. Это позволило бы держать в страхе тех преступников, по отношению к которым уже вынесены приговоры, и тех, кто совершил преступление, предусматривающее наказание в виде смертной казни.

Есть и еще один вариант — принятие закона о временном приостановлении применения норм УК Республики Беларусь, предусматривающих смертную казнь. Условно этот вариант может быть разбит еще на два под-варианта. Либо принимается закон о временном приостановлении применения норм о смертной казни без указания срока его действия, либо принимается закон, отменяющий этот вид наказания на определенный период времени.

Отказ от смертной казни может идти и по пути решения Главы государства о помиловании каждого осужденного в конкретном случае.

Пять последних лет свидетельствует о том, что в современных условиях смертная казнь теряет свое значение. Все больше стран приходят к отмене смертной казни и Беларусь, пожалуй, не станет исключением и не останется в стороне от решения этого сложного, многогранного и проблематичного вопроса.

Россия, Казахстан, Монголия, Узбекистан, Кыргызстан, прибалтийские государства приняли такое решение много лет назад. Беларусь, как европейская страна, продолжит развитие по пути так называемого «европейского стандарта».

Мы не замалчиваем проблему, как это делают отдельные государства, сохраняя при этом страшные места, где люди до сих пор без суда и следствия находятся в кандалах, где смертная казнь применяется вне рамок уголовно-процессуального права.

На закате президентской карьеры, расчувствовавшийся Барак Обама заявил, что допустил ошибки при планировании интервенции в Ливии: «Возможно, это провал в подготовке плана на следующий день после вторжения в Ливию. На тот момент я считал это правильным шагом». А вот обещания, звучавшие в качестве предвыборных лозунгов американского президента о закрытии американской тюрьмы на базе Гуантанамо, так и остались несбывшимися обещаниями лидера США, страны, единолично считающей себя «оплотом мировой демократии».


Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *