Механика брексита

Руководство ЕС получило из Великобритании «письмо счастья»: официальное уведомление о начале выхода Соединенного Королевства из состава Евросоюза, известного как Brexit.

Еще год назад политики в Лондоне и Брюсселе и подумать не могли, что этот день когда-нибудь настанет, но британцы высказали свою волю, и властям ничего не осталось, как засучить рукава и взяться за дело. Евросоюз тоже не дремал: там подсчитывали, что можно взять с Соединенного Королевства, и насчитали 60 миллиардов фунтов стерлингов. Что Лондон и Брюссель намерены в итоге потребовать друг от друга, сколько времени займет процесс развода и кто окажется от него в выигрыше?

Когда Тереза Мэй после референдума по Brexit заняла премьерское кресло, освобожденное скоропостижно подавшим в отставку Дэвидом Кэмероном, перед ней расстилалось непаханое поле. Победа сторонников выхода оказалась настолько неожиданной, что никто ни в британском правительстве, ни в оппозиции не представлял, как именно выводить страну из Евросоюза. Начались митинги протеста, политики и активисты заговорили о втором референдуме, пошли даже разговоры о том, что Лондон может выйти из состава Великобритании и остаться в Евросоюзе. Но Тереза Мэй, став премьером, ясно заявила: «Brexit – значит Brexit». Независимо от собственных взглядов и амбиций, она выведет страну из ЕС, ибо такова воля народа.

В целом программа нынешнего кабинета сводится к тому, что Лондон хочет получить от выхода из ЕС все возможные плюсы, избавившись при этом от минусов. Так, в качестве основных целей заявлены установление контроля над потоком мигрантов из ЕС в Британию и вывод страны из-под юрисдикции Европейского суда. Ради этого Британия готова поступиться даже участием в общем рынке и таможенном союзе – правда, только на словах. Как объяснила Мэй, она рассчитывает подписать с Евросоюзом «новое, всеобъемлющее, твердое и амбициозное соглашение о свободной торговле». Кроме того, Лондон планирует сохранять прозрачную границу с Ирландией, а также обещает соблюдать права граждан ЕС, проживающих в королевстве, в обмен на аналогичные обязательства со стороны Брюсселя.
Вопрос в том, согласится ли на эти условия Евросоюз? Пока непонятно, с чего Брюсселю делать Лондону подарок и соглашаться на все предложения британских политиков, вместо того чтобы продемонстрировать, что выход из ЕС чреват экономической и политической нестабильностью. «Разумеется, когда страна покидает Союз, ни о каком наказании и речи быть не может, – заявил переговорщик от ЕС Мишель Барнье. – Нет никакого штрафа за выход. Но мы должны принять во внимание, что, сделав этот выбор, Британия автоматически окажется в менее благоприятной ситуации, чем остальные европейские страны». А это разве не «штраф»?

Вплоть до 2007 года в законодательстве Евросоюза попросту отсутствовала норма, регулирующая выход одной из стран-членов, но в Лиссабонском договоре ее наконец ввели – что любопытно, по настоянию Великобритании. Согласно статье 50, государство, пожелавшее покинуть блок, может сделать это в течение двух лет после официального уведомления. Процедуру развода должны одобрить сама Великобритания, «сверхквалифицированное большинство» членов ЕС (минимум 72 процента стран, в которых суммарно проживают 65 процентов населения) и Европарламент.

Зато с торговым соглашением придется повозиться. Его должны одобрить все члены Евросоюза единогласно, и есть серьезные сомнения, что они согласятся на британские условия, предоставив Соединенному Королевству возможность наслаждаться всеми правами участника общего рынка без каких-либо обязательств. Британия надеется согласовать меры к марту 2018 года, Евросоюз более скептичен: Барнье в качестве финальной даты называл октябрь 2018 года. Впрочем, есть в британском правительстве и «горячие» головы. Борис Джонсон, эксцентричный глава МИД Соединенного Королевства, заявил, что два года – более чем достаточный срок для достижения любого соглашения. А если сделку заключить не удастся, Британия может просто «уйти по-английски», сняв с себя все обязательства.

За Англию беспокоиться не стоит: именно те регионы, которые больше всего пострадают от разрыва отношений с ЕС, в основном поддерживали и поддерживают выход из Евросоюза. Речь идет, прежде всего, об Уэльсе и восточных, и северо-восточных графствах центра Англии. Несмотря на то, что более 67 процентов всего валлийского экспорта идет в страны Евросоюза, а сам регион процветает во многом за счет доступа к европейской рабочей силе и дотаций из бюджета ЕС, жители Уэльса по-прежнему поддерживают Brexit.

Яростнее всего против выхода из ЕС выступает Шотландия, на экономику которой Brexit почти не повлияет. Местный парламент во вторник, 28 марта, одобрил проведение нового референдума о независимости, который должен состояться в промежутке между осенью 2018 и весной 2019 года.

Перспектива

Оставить свой комментарий

Поиск
Опросы

Нужно ли отменить декрет о социальном иждивенчестве?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...
Мы Вконтакте
Вверх
© 2017    Копирование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки   //    Войти