Слуцкое вооруженное восстание и его герои. Кому, собственно, решили установить памятник активисты «Дзеи»?

Белорусские националисты более тридцати лет назад вооружили себя темой «Слуцкого восстания», наделив его смыслом первого белорусского вооружённого выступление за свою независимость.

С тех пор белорусским змагарьем ведется непрерывная работа по ее «раскрутке» и усилению в глазах молодежи, не обременяющей себя учебниками истории и мнениями профессуры, большую часть трудовой жизни, проведшей в архивах. Сегодня все гораздо проще: в архиве пусть корпят те, кому нечем заняться.

То, что Слуцкое восстание является белым пятном истории, это единственный непреложный факт и придавать ему значение первого выступления за белорусскую независимость – откровенное вранье. Свидетелей тех событий нет, как и героев. Но, что нам стоит слепить его из Булак-Балаховича? Алчный анархист, собравший под свое крыло всякий сброд, у белорусской оппозиции без сомнения может стать героем, как Шухевич в некоторых частях современной Украины. Раз плюнуть, решили некоторые хитрозадые грантососы.

Не стоит забывать, что предшествовало Слуцкому восстанию.

Булак-Балахович менял свою политическую ориентацию не один раз. Времена были смутные. Геройствовать не хотелось. Патриотически настроенные герои быстро погибали. Чтобы выжить, приходилось менять политические обличия. И Балахович менял.

Военную карьеру начал в Царской армии. В Первую Мировую войну дослужился до ротмистра. По происхождению Балахович из рода мелких шляхтичей, что не мешало добровольно вступить в ряды Красной Армии, но на генетическом уровне претило следовать политике большевиков. В 1918 году, обманув свое командование (Красной Армии), перешел на сторону «белых», перетащив за собой полк, который ему подчинялся. Провозгласили БНР, и Балахович, снова политически перевоплотившись, принял «Погоню».

Полк дело кочевое: кто-то бежал, кто-то остался, кого-то расстреляли, кого-то не спрашивая прошлого приняли в ряды – пополнение всегда лучше, чем утрата. Неудивительно, что полк Балаховича состоял из криминала, дезертиров, хулиганья, третировавшего местное население, вымогая деньги и продовольствие, угоняя скот. Несогласных вешали. Встретиться лицом к лицу с ними не означало выжить. И этого человека белорусская оппозиция намерена причислить к героям националистического восстания.

В октябре 1920 года Польша и РСФСР подписали договор о перемирии. По условию Слуцкий уезд Минской губернии надлежало разделить. На всей территории уезда находились польские войска. Советы ушли и БНК под бдительным руководством поляков возобновил деятельность. Балахович развернул агитацию в целях пополнения рядов. На съезде Слуцкого уезда провозгласили создание вооруженных сил БНР. Задача – не допустить Красную Армию в Слуцкий уезд. О поляках ни слова, но шляхетские корни говорят громче многих слов. Граница есть, а значит, есть и соседи, а соседями часто случаются стычки.

«Слуцкі збройны чын» трактуется разными историками по-разному. Боевые действия Слуцкая бригада, насчитывавшая около 4000 человек, начала 27 ноября 1920 года. Начала с нападений на красноармейские дозоры. Зная состав полка, это могло быть обычное мародерство мелкими бродячими отрядами балаховцев. По-сути, сводки штаба Красной Армии содержали именно такую запись: «стычки с балаховцами».

Первую атаку Слуцкий полк предпринял 13 декабря, но вскоре был вынужден отступить. Собравшись с силами, предпринял новое наступление и 17-18 декабря во второй раз занял м.Семежево, захватив в плен около 25 красноармейцев, разжившись пулеметом. Ответ последовал незамедлительно (спуску по сей день последователи Красной Армии не дают никому). 19 декабря части Красной Армии заставили Слуцкий полк освободить занятую территорию. Так что это: восстание или вылазки в стан врага представителей шляхты?

Сдаваться войска БНР не хотели. Булак-Балахович был даже назначен командующим белорусскими вооруженными силами. От него ждали свежих идей и новой армии. Однако собирать было некого, впрочем, как и командовать.

Предпринятые оппозицией попытки показать Слуцкое восстание примером активного противостояния белорусов Красной Армии и установлению Советской власти смешны. Командующие не белорусы, а в сущности поляки, воюющие – «армия» дезертиров и  алчных мародеров, для которых человеческая жизнь гроша ломаного не стоила. Нет в нем и осознанности национальной идеи. Получив отпор от Красноармейцев, пришедших за своими плененными в декабре 1920 года, булаховцы разбежались.

Оставить свой комментарий

Поиск
Опросы

Нужно ли отменить декрет о социальном иждивенчестве?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...
Мы Вконтакте
Вверх
© 2017    Копирование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки   //    Войти