05.01.2018      133      0
 

Градус «жабы» дипломатов Литвы зашкаливает. Предмет зависти – Белорусская атомная станция


Белорусская атомная электростанция готовит к запуску первый энергоблок. В канун Нового года здесь началось испытание различных систем, в том числе и систем безопасности на открытый реактор.

Это важное событие для Беларуси в очередной раз вызвало неоднозначную реакцию у высокопоставленных политиков соседней Литвы. Они, словно зомбированные, давно и на всех уровнях твердят о небезопасности строящейся под Островцом АЭС, скрывают собственную правду от соседей, и утверждают, что возводимая в Беларуси станция по-прежнему не соответствует международным нормам.

К жалобам Литвы мы привыкли и давно не придаем этому значения. Через СМИ литовцы на постоянной основе настраивают своих граждан против Белорусской атомной электростанции, а при любой удобной и неудобной возможности и Европейской комиссии о своих фобиях сообщают.  

Однако, о чем молчат высокопоставленные литовские политики?

Последняя «утка»  — с постройкой станции в Беларуси, в Литве резко возрастет радиационный фон. Доказательств этому нет, но почему бы не всколыхнуть общественность очередными предположениями. При этом информацию о том, что практически рядом с закрытой Игналинской АЭС строится могильник для ядерных отходов – хранят как зеницу ока. А это всего в трех километрах от границы с Республикой  Беларусь. В промежуточные хранилища уже заложено 23 контейнера с отработанным ядерным топливом, еще 13 планируется загрузить в течение года, а потом все это будет уложено в могильник. И тишина.

По утверждению экологов, радиоактивные отходы являются самым опасным видом мусора на нашей планете. Они требуют внимательного и осторожного обращения, поскольку будут излучать радиацию в течение еще многих сотен лет. Значит, и у белорусов есть все основания проверить, как будет вестись их захоронение, кто будет это делать и под чьим контролем.

Складно у Литвы получается сочинять только литовцам — могильник Игналинской АЭС полностью безопасен, а Белорусская АЭС – нет. Поэтому вместо дешевой белорусской электроэнергии Литва начнет закупать дорогостоящую на Западе – она ведь по каким-то несуществующим критериям оценки безопасна, а белорусская – страшна и. наверное, может покусать жильцов литовских многоэтажек, если проникнет в их дома. Темболее, что в ЕС быстро учат литовских политиков, как экономно распоряжаться деньгами внутри экономического союза, а не отдавать их Беларуси или России.

Ни одно литовское СМИ за весь период существования атомной стройки в Островце не сообщало о том, что эксперты международного агентства по атомной энергетике неоднократно приезжали на стройплощадку белорусской АЭС и изучили все параметры будущей станции. А ведь эксперты подтвердили, что на Белорусской АЭС используются уникальные системы безопасности. Международные эксперты по радиационной безопасности сделали вывод о том, что если бы на печально известной японской атомной станции «Фукусима» применялись такие же системы, как в Островце, то масштабной аварии можно было бы избежать.

А пока наша станция строится, литовцы предпочитают говорить о ее вымышленных недочетах, чем всерьез задумываться над проблемами хранения ядерных отходов с Игналины. Вместо того, чтобы создать группу для решения собственных проблем, представляющих угрозу не только Литве, но и соседям, литовцы решили собрать группу из собственных экспертов для оценки результатов стресс-тестов Белорусской АЭС,  которые в ноябре 2017 года были переданы Беларусью в Еврокомиссию. Свои замечания и вопросы по стресс-тестам БелАЭС группа должна была подготовить до пятого января 2018 года. И Новый год литовцам не в радость, подумалось на заявление, размещенное в конце прошлого года на литовских интернет-ресурсах.

Пятое января давно в прошлом, а вопросы что-то не звучат. Опомнились в Литве к Рождеству, когда сообщили, что срок перенесен. Замечания и вопросы Государственной комиссии по безопасности атомной энергетики Литвы по поводу предоставленного международной группе экспертов отчета о стресс-тестах на Белорусской АЭС  будут представлены к середине января.

Что ж скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается – гласит русская пословица. Ждем очередную литовскую сказку. Сочинить ее про БелАЭС к середине января будет гораздо проще, чем разобраться с отходами от закрытой Игналинской станции.


Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *