15.10.2014      113      0
 

Грани толерантности


Общаясь с людьми из-за границы, всегда интересуюсь, как они видят нашу страну и нас, белорусов. Кто-то отмечает доброжелательность, гостеприимство, кто-то – терпение и стойкость, а кто-то – неулыбчивость и пессимистичность.

Не так давно задала этот вопрос новому знакомому из Польши. Его ответ сильно удивил: «Вы, белорусы, называете себя толерантными, но при этом ненавидите гомосексуалистов и считаете чем-то немыслимым однополые браки. Разве это не абсурдно? Европа никогда не говорит о толерантности, но в то же время не мешает каждому жить так, как он хочет. Вот настоящее проявление уважения к другому человеку, а не пустые слова».

Некоторое время даже не знала, как ответить на его выпад. Для меня, как и для большинства белорусов, значение слова «толерантность» не вызывает каких-либо затруднений. Быть толерантным – значит быть уважительным к чужим взглядам на жизнь, традициям, религиозным чувствам и в то же время оставаться верным своему выбору. Не осуждать только потому, что «я этого не понимаю или мне это не нравится», а пытаться найти что-то положительное даже в необычном для себя явлении.

Вместе с тем толерантность не равна безразличию и попустительству: «Вы наплевали на все существующие принципы морали? О, дайте я пожму вам руку! Вы решили стать каннибалом? Конечно-конечно, это ваше законное право свободного человека!» Абсурдно? Но по логике «свободолюбов» получается примерно так.

Они упорно выдают за толерантность то, что не имеет к ней никакого отношения: «Нетрадиционная ориентация, ну и ладно. Мне же она ничем не мешает. Пусть делают, что хотят. Они свободные люди». Подобные рассуждения привели к тому, что лето в Берлине стало временем гей-парадов, а в свидетельствах о рождении вместо «мама» и «папа» появились слова «родитель-1» и «родитель-2».

Вполне вероятно, что лет через «надцать» сторонники европейской «толерантности» станут бороться, скажем, за права зоофилов: дескать, любовь зла – полюбишь и козла (в буквальном смысле слова). Вполне вероятно и то, что их старания не пропадут даром и передовое правительство разрешит заключать браки с домашними животными. Только очень хочется, чтобы и через эти «надцать» лет белорусская толерантность оставалась белорусской толерантностью: способной не только принять и понять, но и отвергнуть то, что противоречит здравому смыслу.

Перспектива


Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *